Кредитная история или истерия?

ЦБ ругается на банки. Банки кивают на заемщиков. Заемщики жалуются президенту

Во время прямой линии Владимира Путина 25 апреля глава государства обещал «проработать вопрос» о снижении слишком высоких кредитных ставок. Это не первое обещание Владимира Путина такого рода. Но думать действительно есть над чем: для снижения ставок нужно прежде всего снизить риски. И «уронить» ставки по вкладам, поскольку вклады и кредиты — это сообщающиеся сосуды. Ни того ни другого пока сделать не удается. И перспективы не блестящие.

Аппетиты растут

Владимир Путин во время прямой линии отметил: «Банки наши, несмотря на снижение инфляции, продолжают под высокий процент кредитовать и физических лиц, и юридических лиц. У нас 14—15%, а между тем инфляция сократилась, сейчас она 7% с небольшим, к концу года ожидается около 6—5,9%». Президент, что называется, зрит в корень: «Считаю, что коммерческие банки в России слишком увлеклись своей собственной выгодой и маржой (прибылью. — «МК») и слишком преувеличивают риски в экономике России».

Банки у нас, конечно, жадные. Президент говорит о кредитах под 14—15%, но, видимо, не знает о предложениях под 50—60% годовых и выше. Сложившаяся ситуация с точки зрения экономики выглядит крайне странно: инфляция в пересчете на год — 7%; ставки по депозитам (вкладам) до 11% годовых и кредиты реально под 20% годовых и выше. Если банк привлекает вклад под 10—11% годовых при инфляции 6—7% и росте ВВП 3,5%, то где же ему найти такой проект, который окупил бы возврат этого вклада с прибылью?

Рискну предположить, что подобные проекты в современной российской экономике в наличии отсутствуют либо представляют собой статистически незначимую редкость. Тем не менее банки процветают (на офисы посмотрите!), раздавая кредиты под 20—30% годовых.

Кто берет кредиты и как возвращает? Берет население. Средний размер потребительского кредита к апрелю 2013 года составил 170 тыс. руб. За год объем выданного увеличился на 15%. Быстрее всего растут займы по кредитным картам. О чем говорят эксперты Национального бюро кредитных историй, представившие десятый выпуск Национального кредитного бюллетеня, подготовленного по итогам I квартала 2013 года.

Объем действующих кредитов, выданных с помощью карт, вырос на 25,2% против 11,5% в I квартале прошлого года, рассчитали в НБКИ. Следом идут кредиты на покупку потребительских товаров (рост на 13,6%), на третьем месте ипотечные кредиты (рост на 9,2%), на четвертом — автокредиты (плюс 7,9%).

А как их возвращают? Очень плохо! Суммарный объем просроченной потребительской задолженности за I квартал 2013 года вырос на 5% и составил 416 млрд руб. — говорят в НБКИ. Потребительские кредиты являются лидером просрочек. В сумме просроченной задолженности на них приходится 59,5%.

Российская банковская система, по сути, влетела в спекулятивную спираль, в пике. Чтобы заработать, банки, не найдя в экономике реально прибыльных проектов, раздают населению деньги под крайне высокий процент (больше трех инфляций — это запредельно!). Чтобы раздать их побольше (и тем максимизировать свою прибыль), банки держат высокие ставки по депозитам (две инфляции).

Рынок вкладов физических лиц за I квартал 2013 года вырос почти на полмиллиарда (496,2 млрд руб.) — до 14 трлн 738,9 млрд руб., что почти на 3 млрд больше, чем в I квартале прошлого года (тогда прирост составил 112,9 млрд руб.). В относительном выражении рост составил 3,5% (годом ранее — 1%, а без учета отрицательной валютной переоценки — 2,5%). Вклад капитализации процентов в результаты I квартала нынешнего года оценивается в 1,6%, влияние валютной переоценки несущественно.

А страдает от спекулятивных вкладов и кредитов в первую очередь население. Именно ему приходится напрягаться-выкручиваться и каким-то образом бешеные проценты отдавать. Отдавать оно почти уже не может — и попадает в статистику БКИ по просрочкам. Во вторую очередь страдает экономика, потому что банки стремятся зарабатывать на сверхвыгодных «потребах», обескровливая реальный сектор.

Спекулятивные игры

В прошлом году Центробанк не раз метал громы и молнии по поводу слишком высоких ставок по вкладам и кредитам. Помимо всего прочего, они ведь еще и инфляцию разгоняют (большой объем необеспеченного кредитования стимулирует спрос на товары, что толкает цены на них вверх). С 1 марта вступили в силу законы, расширяющие полномочия ЦБ. Вплоть до того, что предельные ставки по депозитам ЦБ теперь может устанавливать директивно (ранее мог только рекомендовать).

И что же? А ничего; как с гуся вода! Банки чуть снизили ставки по вкладам в точности до рекомендованного ЦБ предельного уровня. С апреля немного (максимум на 1%) стали падать ставки по кредитам. И все! Действительно: зачем банкам суетиться-то? На депозиты люди им деньги по-прежнему несут; кредиты берут. А что не возвращают или возвращают с большими просрочками — на то и ставки по кредитам высокие. Они покрывают все риски, поскольку добросовестный заемщик платит «за себя и за того парня» — за просрочника.

Агентство страхования вкладов (АСВ) с непонятной в данной ситуации гордостью отмечает: «Динамика ежедневных приростов показывает высокий уровень сберегательной активности. В феврале—марте прирост средств населения в банках в среднем составил 11,3 млрд руб. в день, что выше соответствующего уровня прошлого года (5,8 млрд руб. в день). При этом в январе наблюдался сезонный отток средств в 1,2% после традиционных предновогодних поступлений на счета и во вклады. Общая сумма застрахованных вкладов выросла на 3,2% — до 14 451,2 млрд руб.».

Основными причинами роста вкладов населения в банках, по мнению АСВ, являются увеличение реальных располагаемых доходов населения, сохраняющиеся высокие проценты по вкладам, эффект их капитализации, а также снижение кредитной активности населения. Последнее, в силу вышеприведенных цифр, как-то незаметно.

Спекулятивная спираль начала раскручиваться не вчера.

«Правительство России в течение ближайших нескольких лет добьется снижения ставки по кредитам, выдаваемым российскими банками, до 6% годовых», — обещал на экономическом форуме в Сочи в сентябре 2009 года тогда премьер-министр Владимир Путин. Обещание не выполнено; 6% годовых и близко нет. Как видим, есть в российской экономике процессы, неподвластные даже Владимиру Путину за более чем три года.

Но если спекулятивная истерия по кредитам и вкладам будет продолжаться дальше, то кончится она очень плохо. Резерв заемщиков, способных платить 20% годовых и выше по кредитам, в России отнюдь не неисчерпаем. Мало того, данные БКИ свидетельствуют о том, что он близок к исчерпанию. Попадет 15—20% населения в черные списки испорченных кредитных историй (сейчас там обитает уже 6% россиян) — кому банки кредиты раздавать станут? Ведь кредитная история — это не шутки; она 15 лет хранится. А если резко сузится база заемщиков (уже сужается), то как банки смогут заплатить 11% годовых по вкладам? Ведь в реальной экономике таких проектов, повторимся, нет.

И тогда спекулятивная пирамида, как и все подобные ей, обречена «посыпаться». Банки, не могущие выполнить своих обязательств по вкладам, обанкротятся. А их клиенты побегут в АСВ, поскольку банковские вклады в России — безрисковые; они застрахованы. Хватит ли накопленных в АСВ резервов банковской системы для удовлетворения всех требований? Как известно, АСВ утверждает, что хватит всегда и всем. Но там и должны так говорить, дабы не порождать опасений в надежности банковской системы. Но как представишь себе толпу, требующую 14 трлн руб. сразу, начинают, что называется, терзать смутные сомнения.

Если же — страшно подумать! — не выдержит АСВ, за спекуляции с кредитами и депозитами придется расплачиваться государственному бюджету. Альтернативой является коллапс банковской системы, чего правительство не допустит никогда. А бюджет — мало того что не резиновый (мягко говоря), так еще и формируется за счет налогов. Как бы населению не пришлось платить за спекуляции банков дважды: первый раз — ставки по кредитам; а потом еще повышением налогов либо всплеском инфляции.

Правительство ответит за всех

Но только ли банки виновны в сложившейся ситуации? В апреле на совещании в Кремле по экономическим вопросам состоялся интересный диалог Владимира Путина с председателем правления МДМ Банка Олегом Вьюгиным. Заметим, что Олег Вьюгин — банкир очень опытный и хитрый. Чего не надо — не говорит. Но тут сказал:

«Сейчас деньги обходятся банкам не на уровне инфляции. На уровне инфляции они обходятся госбанкам. Банк закладывает стоимость риска, примерно 3%, и маржу 4—5%. В результате получается: 6+3+5=14%. Вот от чего начинается стоимость кредита для заемщика. Это если брать госбанк и корпоративного заемщика. Если комбанк и обычный заемщик, будет больше, поскольку комбанк деньги у госбанков возьмет под 11%. Получается 11+3+5=19% минимум. Где же добиваться снижения? Снижение стоимости пассивов — это инфляция и маржа. В принципе, если эта задача стоит очень остро, можно поставить задачу госбанкам ограничить свою маржу, чтобы за ними последовали и частные банки».

Владимир Путин парировал: «Сейчас нет непроблемной в этом смысле страны, даже среди лидеров еврозоны. И все-таки они риски оценивают по-другому и маржу меньше закладывают». Президент напомнил российскому банковскому сообществу про «объем помощи, который в трудные времена государство всегда оказывало банкам».

«Нужно поговорить о стоимости рисков и о марже, но это мы отдельно сделаем, в спокойном режиме, и, разумеется, какие бы решения ни были, они не будут ни в коем случае волюнтаристскими, они будут приниматься исключительно в диалоге с бизнес-сообществом, в данном случае с представителями банков», — резюмировал Владимир Путин.

Не знаем, что решат «в спокойном режиме». Но рискнем предположить, что «священную корову» госбанков Владимир Путин не даст не только зарезать, но и ограничить в питании. А тем временем на потребительском рынке кредитно-депозитная истерия продолжает набирать обороты. Ее накал мог бы сбить закон о банкротстве физических лиц. Даже официальное название законопроекта обнадеживало: «О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника». А одной из главных целей документа было обеление плохой кредитной истории и реструктуризация задолженности заемщика под меньший процент.

Заметим, что сейчас многие банки, чувствующие запах жареного, также предлагают просрочникам реструктуризацию. Но под больший процент, да еще с пенями-штрафами. Это не выход из спекулятивной спирали, а лишь обезболивающее для ее участников.

Работа над законом ведется уже несколько лет, он был внесен в Госдуму и принят в первом чтении. Российский законопроект во многом был похож на зарубежные аналоги. В текущем варианте закона предусмотрено, что банк может подать заявление о признании заемщика банкротом, если последний имеет долг более 50 тыс. руб. и не возвращает его более трех месяцев. Сам гражданин также может подать заявление о банкротстве, если понимает, что не сможет погасить свои долги. Гражданин, которого признают банкротом (исключительно по суду), в течение 5 лет будет обязан при обращении в банк за кредитом сообщать об этом факте. Также в течение 5 лет он не сможет снова подавать заявление о банкротстве.

Ассоциация российских банков (АРБ) выступила с инициативой внесения поправок в законопроект. Банкирам показалось недостаточной обязанность заемщиков сообщать о своих прошлых грехах. АРБ предложило, чтобы имена злостных неплательщиков внесли в специальный список и вывесили на сайте ЦБ. Правда, доступ к нему будут иметь только работники банков. Банкиры опасаются, что должники будут скрывать свое банкротство, поэтому пытаются обезопаситься черным списком нежелательных заемщиков.

О других инициативах банкиров ничего не сообщалось. Но они, видимо, были. Потому что законопроект в Госдуме завис; второго чтения так и не было, а весенняя сессия скоро заканчивается. Тяжело смотреть, как жадность и лоббизм побеждают разум. А гражданам совет: поосторожнее сейчас с российской банковской системой. Причем с обеих сторон: и с кредитами, и со вкладами. Еще можно пользоваться тем и другим, но уже с оглядкой.

Юлия Рузманова, Павел Чувиляев