Долго живут там, где не кошмарят бизнес

Почему Россия в рейтинге делового климата плетется в хвосте?

В России тяжело вести бизнес, а в Сингапуре — просто замечательно. Эти слова стали общим местом. О причинах говорилось так много и высокоумно, что все уже окончательно запутались. Вот мы и решили вернуться к корням. Деловой климат плохой, говорите? А может, во всем виноват климат природный?

ВЕЗДЕ ТЕПЛО, ГДЕ НАС НЕТ

Погоду в России не ругал только тот, кто никогда не был в России. А в США тепло. И живут они там в «картонных» домах, в ус не дуючи. Конечно, как нам с такими климатическими издержками экономику поднимать?! Мы взяли рейтинг бизнес-климата, который составляет Всемирный банк. Нашли там нашу прекрасную родину на позорном 120-м месте (на первом — Сингапур). А потом сопоставили места в этом рейтинге со средней температурой в той или иной стране. И не заметили какой бы то ни было связи.

Василий Колташов из Института глобализации осмеивать климатологов от экономики все-таки не стал. Связь есть, но не такая примитивная, как обычно представляют.

— Капитализм зародился в холодной Северной Европе, — напоминает он. — Сельское хозяйство там крайне неэффективно. Доходов не хватало, вот и занялись торговлей, а с помощью паровой машины старались повысить производительность труда.

А вот в Индии или в Китае доходность сельского хозяйства так велика, что смысла что-либо менять нет. И России пашня сослужила недобрую службу, продолжает эксперт. Уже в XVII веке русские гонят на экспорт лен и зерно, товар рвут с руками, денег у помещиков куры не клюют, а коли так, зачем модернизация с инновациями?

ПОЧЕМУ РОССИЯ НЕ РУАНДА

Но насколько сам рейтинг адекватно отражает реальность? Есть же разговоры, что, дескать, Россию специально ставят рядом с африканскими странами, чтобы посмеяться. Уганда — соседка России в рейтинге (123-е место). «КП» разыскала угандийского бизнесмена Хабибу Мбабара — он уже 15 лет живет в России и работает на два рынка. Хабиба признает: наши страны в самом деле похожи.

— Бюрократия в Уганде страшная — ну как в Москве, — говорит он.

Мы посмотрели, из чего складывается рейтинг Уганды. Оказывается, вниз эту страну тянут большие таможенные пошлины (158-е место в мире — чем дальше от начала списка, тем хуже), бюрократия (143-е место) и трудности с доступом к электричеству (129-е место). Кабы не эти три угандийские беды, страна бы далеко опередила Россию. Электричество — в самом деле проблема, хлопает себя по коленкам Хабиба, «у нас тоже есть свой Чубайс».

— Приватизировали электроэнергетику лет 15 назад, — рассказывает он. — Продали ребятам из ЮАР. Те все разворовали. Теперь свет подают по 6 часов в день. Завода не построишь в принципе — нигде, ни в одном городе Уганды: энергии хватит лишь на кустарную мастерскую.

Кто может, все сбежали в Руанду, резюмирует наш собеседник.

— Бумага, которую я в России оформляю в министерстве полгода, в Руанде делается за полдня, — делится опытом Хабиба. — И я тоже скоро свой московский офис закрою и все в Руанду переведу.

Смотрим на рейтинг Всемирного банка: Руанда на 45-м месте, рядом с Испанией. Нет, не врет рейтинг.

«СОЖРУТ СНАЧАЛА РИС, ПОТОМ ПРАВИТЕЛЬСТВО»

Ну хорошо, пусть рейтинг сто раз правдив. Вот Сингапур на первом месте. И что, там к торговцу пиццей не могут подойти бандиты и «снять излишки ликвидности» с помощью бейсбольной биты? Да никогда не поверю. Звоню Владимиру Невейкину, который ведет бизнес в России, Сингапуре, да еще и в Гонконге (2-е место в рейтинге) и на Тайване (25-е место).

— Да все тут было — в XIX веке. — Невейкин еще и историк-востоковед, так что предмет знает. — В Китае ходила поговорка, что «богатство не живет дольше трех поколений». Дескать, рано или поздно — отнимут.

Но правительства ряда государств — Сингапура, Японии, Тайваня — в какой-то момент поняли, что дать свободу бизнесу — это выгодно, а обирать его — невыгодно.

Невейкин только что из провинции Шаньдун в Китае — теперь и там работать будет. Рассказывает: не был там два года, и — местности вообще не узнать. Грибы так быстро не растут, как небоскребы.

— В Китае все попытки обидеть бизнесмена пресекаются государством предельно жестоко, — говорит Невейкин. — Правительство понимает: если допустить слабину, 1,5 миллиарда человек вмиг сожрут все ресурсы, а вместе с ними и правительство.

ЕВРОПУ ПОГУБИЛА ДОБРОТА

А Китай, кстати, на скромном 91-м месте рейтинга. Вниз его тянут проблемы с получением лицензий на строительство и проволочки при регистрации нового бизнеса. Но вы не поверите: Швейцария, этот флагман капиталистического мира, лишь на 26-м, ниже Эстонии и Латвии. Бизнесмен Игорь Пирожников уже лет 20 заправляет делами и в Швейцарии, и в Германии (19-е место). Говорит: хотя немцы расположились в рейтинге выше, все-таки в Швейцарии работать приятнее.

— Я думаю, Швейцария могла бы подняться на первые места, — говорит он. — Ну в самом деле, весь мир хранит деньги в женевских банках, и сингапурцы тоже. Мешает то, что страна — социально ориентированная, о стариках, больных заботятся, а это, конечно, экономику тормозит.

Швейцарцы это понимают и стараются оживить хозяйство.

— Прихожу тут на днях в Берне в экономическое управление, фирму регистрировать, — говорит Пирожников, — а мне рукой машут, идите сразу в налоговую, отменили регистрацию.

Налоги, конечно, высокие — собственно, другого способа поддержать стариков и инвалидов, кроме как собрать деньги через налоги, не существует. Что собирают, считай, все целиком идет в социальный фонд.

ЗАЧЕМ УЧИТЬСЯ, ЕСЛИ СКОРО ПОМРЕШЬ?

Вот прочитаете вы это и скажете: а нам-то с этого бизнес-климата что? Пусть Пирожников с Невейкиным и радуются. Но постойте.

Мы взяли сведения о средней продолжительности жизни в разных странах и сопоставили с местом страны в рейтинге Всемирного банка. Глазам не верится. Хорошо бизнесменам — и люди живут дольше. Отчего так? Руководитель Института социальной политики Сергей Смирнов удивляется нашему удивлению: а что, могло быть иначе?

— Не бывает такого, что страна имеет хорошую экономику, а люди в ней живут мало, — говорит он. — Во-первых, если в стране развитая экономика, то хватает денег на поддержание высокого качества жизни, а нет — так и нет. Во-вторых, чем дольше человек живет, тем дольше работает и вносит вклад в ВВП страны. В-третьих, если человек знает, что он умрет в 45 лет, так зачем ему свою жизнь как-то хитро планировать, думать об образовании, собственном бизнесе?

И деловая среда, и продолжительность жизни — все это параметры, которые с разных сторон открывают одно, говорит Смирнов: насколько общество эффективно. Отсюда вывод: когда вам сосед-бизнесмен жалуется, что «пришли бандиты, все отняли», не надо в душе злорадствовать, дескать, «корова у него сдохла, и пускай». Оглянитесь вокруг. Обратите внимание на плохие дороги. На разваленную больницу, где врачи еще и взятки берут. На школу, куда зайти страшно. Все это звенья одной цепи. Чудес не бывает: если в стране забирают бизнес, в ней не будет долгой и счастливой жизни. Точка.

КСТАТИ

Избранный президент Владимир Путин поставил задачу: за короткий срок поднять страну в рейтинге Всемирного банка на сто позиций, до 20-го места. Ущербность России в этом рейтинге дорого обходится стране. Отток капитала за 4 года составил $338,9 млрд. — это размер годового бюджета. Излишне жесткое к предпринимателям законодательство привело к тому, что в условиях безнаказанной коррупции судимость получили за 10 лет 3 млн. бизнесменов — каждый шестой. Президент Дмитрий Медведев назвал эту цифру «катастрофой». Согласно опросу Российской экономической школы, самые приемлемые для бизнеса условия созданы в Татарстане, а Москва, претендующая на статус «мирового финансового центра», оказалась в хвосте списка.

Евгений АРСЮХИН